Побывав в переделках разных… (продолжение)

Александр ЗыковАлександр Зыков, в 1969 году специалист ракетного комплекса АПЛ Северного флота:

– В Баренцевом море в августе 1969 года была поднята подводная лодка, погибшая в Великую Отечественную войну. Корабль наш в то время был пришвартован в Гаджиево, и командир на построении экипажа выбрал группу добровольцев. Для какой цели, мы не знали. Загрузились на катер, который через три часа доставил к месту назначения.

Перед нашим взором предстала уже поднятая на понтонах подводная лодка проекта «Малютка» с отдраенными люками, на палубе – группа флотских офицеров с врачами. Нам предстояло спуститься в отсеки, зачистить их, чтобы поднять наверх останки погибших моряков. Непросто было извлечь тела с боевых постов из предельно стесненных кормовых отсеков, заполненных водой, особенно носового отсека. Впечатление было такое, что лодка затонула то ли от вражеской торпеды, то ли от взрыва придонной мины.

Часов за семь труднейшей операции, в том числе и психологически, мы подняли на палубу фрагменты матросских тел, над которыми священнодействовали медики. Прошли годы, но до сих пор помню те ужасные часы подъема. Не знаю, куда были доставлены и как перезахоронены останки экипажа, пролежавшие в соленой воде предположительно 27 лет. Не сомневаюсь, что со всеми воинскими почестями.

А еще запомнилось боевое дежурство в Атлантическом океане у берегов Кубы.

Виктор ВоложанинВиктор Воложанин, командир второго отсека АПЛ стратегического назначения «Оренбург»:

– Недавно перебирал вещи и нашел удостоверение подводника. Это «мероприятие» отпечаталось у меня на всю жизнь. В 2001 году молодым лейтенантом я прибыл на большую атомную лодку «Оренбург», через 2–3 месяца состоялся первый выход в море.

Морские обычаи – штука сложная и зачастую не поддающаяся пониманию тех, кто не служил во флоте, тем более в армии. На флоте существует множество традиций и обычаев, соблюдать которые – святая обязанность каждого моряка, как военного, так и гражданского флота. Наверняка многие наслышаны про обряд посвящения в подводники, когда матросу, впервые погрузившемуся на субмарине на глубину, дают выпить забортной воды. Вода, непременно соленая, набранная на глубине, выпивается из плафона освещения. Вмещает такой плафон около 300 граммов, выпивают его залпом, после чего новоиспеченному подводнику дают закусить соленую воду сгущенкой или шоколадкой. Иногда вместо сладкого вручается вобла.

Вот так я, выпив плафон соленой холодной воды, побежал в корму, где меня ждал другой обязательный ритуал: целование кувалды плюс еще 300 граммов «вкусной» соленой воды. Поцеловать кувалду – второй этап посвящения в подводники. Дело это, конечно, не столь романтичное, сколь опасное, ибо в процессе лобызания увесистого инструмента можно натурально лишиться пары-другой зубов.

Церемония проста и одновременно сложна. Тяжелая кувалда подвешивается на тросе и раскачивается. Ты должен поцеловать инструмент и остаться здоровым, а команда делает выводы о твоей сообразительности. Всё просто до банальности: если моряк попробует облобызать приближающуюся к лицу кувалду, она просто выбьет зубы, если он достаточно смекалист – целоваться будет на излете, когда инструмент летит от него.

Тот новичок, который с отличием сдал эти нехитрые, но малоприятные экзамены, с чистой совестью может считать себя настоящим моряком, получившим прописку под водой. В подтверждение он получит импровизированное удостоверение подводника.

Михаил КАРМАНОВ, член Союза журналистов России

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: